Правление Людовика XIV и Людовика XV

Людовик ХIV. После смерти Мазарини Людовик ХIV, достигший к тому времени 23 лет, взял в свои руки непосредственный контроль над государственными делами. В борьбе за власть Людовику помогали выдающиеся личности: Жан Батист Кольбер, министр финансов (1665-1683), маркиз де Лувуа, военный министр (1666-1691), Себастьян де Вобан, министр оборонных укреплений, и такие блистательные генералы, как виконт де Тюренн и принц Конде.

Когда Кольберу удалось собрать достаточно средств, Людовик сформировал многочисленную и хорошо обученную армию, которая благодаря Вобану располагала лучшими крепостями. С помощью этой армии, руководимой Тюренном, Конде и другими способными полководцами, Людовик проводил свою стратегическую линию во время четырех войн.

В конце жизни Людовика обвиняли в том, что он "слишком любил войну". Его последняя отчаянная борьба со всей Европой (война за Испанское наследство, 1701-1714) завершилась вторжением вражеских войск на французскую землю, обнищанием народа и истощением казны. Страна лишилась всех предыдущих завоеваний. Только раскол среди вражеских сил и несколько самых последних побед спасли Францию от полного разгрома.

Упадок монархии. В 1715 одряхлевший старый король умер. Наследником французского престола стал ребенок - пятилетний правнук Людовик ХV, и в этот период страной правил самоназначенный регент, честолюбивый герцог Орлеанский. Наиболее громкий скандал эпохи регентства разразился по поводу провала Миссисипского проекта Джона Лоу (1720) - беспрецедентной спекулятивной аферы, которую поддерживал регент в попытках пополнить казну.

Правление Людовика ХV во многих отношениях было жалкой пародией на правление его предшественника. Королевская администрация продолжала продавать права на сбор налогов, но этот механизм утратил свою действенность, поскольку вся система сбора налогов приобрела коррумпированный характер. Армия, выпестованная Лувуа и Вобаном, деморализовалась под руководством офицеров-аристократов, которые добивались назначения на военные посты только ради придворной карьеры. Тем не менее Людовик ХV уделял армии большое внимание. Французские войска сначала сражались в Испании, а затем участвовали в двух больших кампаниях против Пруссии: войне за Австрийское наследство (1740-1748) и Семилетней войне (1756-1763). В этих войнах на море Франция противостояла также Англии и потерпела поражение.

Англия, лидировавшая в торговле, науке и технике, захватила ведущие позиции в Европе главным образом потому, что новый английский класс буржуазии смог ограничить власть монарха. Во Франции же королевская администрация контролировала сферу торговли и не считалась с ее собственными интересами. Однако развитое сельское хозяйство Франции длительное время сглаживало пренебрежительное отношение короны к торговле. Даже после унизительного Парижского мира (1763), когда Франции пришлось отдать большую часть своих колоний и отказаться от притязаний на Индию и Канаду, портовые города Бордо, Ла-Рошель, Нант и Гавр продолжали благоденствовать и обогащаться.

Людовик ХVI: прелюдия к революции. Хотя циничный старый король говорил: "После меня - хоть потоп", подданные восприняли его кончину, лелея надежду на лучшее. Слабость монархии, а также главные политические противоречия обнажились во Франции, когда она оказалась вовлечена в Войну за независимость в Северной Америке. Желая отомстить Англии за свое поражение 20-летней давности, французские министры решили откликнуться на призыв американцев о помощи, невзирая на тот очевидный факт, что любая война становится непозволительной роскошью для истощенной королевской казны и не оставляет даже робкой надежды на компенсацию в будущем. Более того, эта кампания выставлялась в героическом свете как самый радикальный эксперимент в истории политических реформ Запада, отвечавший возвышенным чаяниям и философским теориям.

Еще в начале правления Людовика ХVI некоторые из его министров эпизодически пытались проводить некоторые реформы, иногда встречавшие поддержку у короля. Жак Тюрго, министр финансов в 1774-1776, пытался реформировать налоговую систему и перестроить экономику так, чтобы она способствовала развитию капитализма во Франции. Для завершения реформ необходимо было ликвидировать монополии купеческих гильдий, но Тюрго потерпел поражение и в конечном итоге ушел в отставку в результате придворных интриг, вероятно, организованных королевой Марией Антуанеттой. Его преемником стал швейцарский банкир Жак Неккер, которого назначили генеральным директором финансов (из-за протестантского вероисповедания он не мог занимать пост министра). Ему тоже не удалось спасти государство от финансового краха, усугубленного участием страны в Войне за независимость в Северной Америке.

После увольнения Неккер пытался оправдаться: в своем памфлете Отчет он впервые в истории Франции опубликовал королевский бюджет. Материалы памфлета полностью развеяли любые иллюзии по поводу состоятельности монархии. Король, столкнувшись с необходимостью выбора между принятием радикальных реформ и банкротством, пригласил Шарля Калонна на должность министра финансов в надежде, что этот искушенный придворный сотворит чудо. Однако это "чудо", основанное на дальнейших займах, еще более накалило и обострило ситуацию. Это натолкнуло Калонна на мысль, что ничто не может спасти Францию, кроме введения тщательно подготовленного всеобщего налога на землю. Дворяне восприняли это посягательство на свои права так же враждебно, как и реформы Тюрго, и Калонн стал жертвой интриг со стороны окружения королевы.

На место Калонна Людовик назначил аристократа Ломени де Бриенна, который пытался вести переговоры о реформах с представителями привилегированного сословия на Ассамблее нотаблей, созванной в 1787. Единственное, что ему удалось сделать, - это предложить созвать Генеральные штаты в надежде, что удастся позаимствовать часть денег у третьего сословия. Затем де Бриенн попытался провести соответствующие реформы. Парижский парламент отказался утвердить указы, но король их поддержал, разогнал непокорный парламент и заменил его новым. Проект реформ провалился. Однако были созваны Генеральные штаты, восстановлен в своей должности Неккер.

Потребовался год для возрождения старинного института Генеральных штатов (в последний раз они собирались в 1614), чтобы вновь определить процедуру голосования, избрать депутатов и сформулировать для них знаменитые наказы третьего сословия. Наконец, в мае 1789 представители духовенства, дворянства и третьего сословия собрались в Версале. Сразу же начались споры о том, сколько представителей каждого сословия должно входить в Генеральные штаты. Третье сословие требовало для себя 600 мест - вдвое больше, чем для представителей знати или церкви. Спор временно разрешился, когда третьему сословию предоставили 600 мест, подразумевая, однако, что каждое сословие будет иметь только один голос. 

Смотрите также

Внешняя политика империи во второй половине IX—конце XI в.
При основателе Македонской династии Василии I (867—886) внешнеполитическое положение империи временно упрочилось. Был отражен натиск арабов. Однако в конце IX — начале X в. арабы и болг ...

Развитие феодализма в Дании
В течение XII в. в Дании также развернулась междоусобная борьба, но уже король Вальдемар I (1157—1182), устранив соперников, усилил свою власть союзом с церковью. Влияние церкви на государств ...

Время грехопадения
"Некогда, во времена наших предков, как свидетельствуют писания древних, люди любили друг друга чистой и верной любовью, а не сластолюбивой и корыстной, и потому в мире царила доброта… З ...