Государственная символика Украины
Страница 8

Через год Николая Вербицкого вызвали в Петербург, чтобы решить вопрос о восстановлении его в университете. В связи с этим в августе 1862 года собралась вечеринка. На ней были и Павел Чубинский, и Тадей Рыльский, и Павлин Свенцицкий (украинский поэт Павел Свой). Своих друзей-сербов привели Павел Житецкий, Иван Навроцкий и Александр Стоянов. Вечеринка как вечеринка. Ели, пили, пели, вспоминали. Вспомнил и Чубинский о похоронах Шевченко, о панихиде, на которой прозвучал польский гимн. Девушки попросили пропеть гимн. За фортепиано сел Вербицкий, а Рыльский и Свенцицкий запели мятежные строки. Когда же они закончили, Николай стал тихо напевать свой перевод: «Мать-Отчизна не погибнет, пока мы живем". Чубинский вместо похвалы заметил Николаю, что чем переводить чужую песню, лучше написать такую же свою. Николай славился импровизациями. Он не стал ерепениться и сейчас же, на тот же мотив, запел новую песню: https://led-kafe.ru банкетные залы в балашихе.

"Ще не вмерлы Украины ни слава, ни воля,

Ще нам братья молодые улыбнется доля.

Ще развеет черны тучи и возле оконца

Здесь в своем вкраинском доме мы дождемся солнца.

Вспомним злые времена, лихую годину,

Тех, кто смело защитил Матерь-Украину

Наливайко и Павлюк и Тарас Трясило

Из могилы нас зовут на святое дило . "

Тадею Рыльскому и Павлину Свенцицкому, родственников которых от младенцев до старцев вырезал Павел Бут (Павлюк), не понравилось упоминание о нем, и Тадей Рыльский, так и не отошедший от фортепиано, запел свой вариант:

" . Згинут наши вороженьки, как роса на солнце,

Воцаримся и мы братья на своей сторонке

Наливайко, Железняк и Тарас Трясило

Из могилы нас зовут на святое дило

Вспомним же святую смерть рыцарей казацтва,

Не лишиться чтобы нам своего юнацтва!

Ой, Богдане - Зиновию, пьяный наш гетьмане,

За что продал Украину москалям поганым?

Чтоб вернуть ей честь и славу, ляжем головами,

Наречемся Украины верными сынами" .

Здесь уже не выдержал законник Чубинский, увидевший опасность исполнения таких слов. Он предложил менее опасный вариант:

“Ой, Богдане - Зиновию, близорукий сыне.

Зачем отдал на расправу матерь-Украину,

Чтобы честь ее вернуть, станем куренями,

Наречемся Украины верными сынами! "

Тут вмешался болгарин Саша Стоянов. Показывая на сербов, он предложил добавить:

Наши братчики-славяне за оружье взялись,

Не годится, чтобы мы в стороне остались!

Кажется, песня была закончена. Правда, далеко ей было до Марсельезы .

Опять пошли воспоминания, песни. Когда серб Петр Ентич-Карич запел свой гимн с припевом: "Сердце бие и крев лие за нашу свободу", вскочил Павел Чубинский: "Это же именно то, чего нам не хватало", и написал бессмертные строки:

“Душу, тело мы положим за нашу свободу

И покажем, что мы братья казацкого рода!

Гей-о-гей же братья смело, надо браться нам за дело,

Гей-о-гей, пора вставать, пора волю добывать! "

Вот теперь песня была уже закончена. Все записали ее слова. Тадей Рыльский отдал свой экземпляр Владимиру Антоновичу. Через несколько недель вернулся в Киев из этнографической экспедиции Николай Лысенко. Антонович поручил ему положить на музыку слова новой песни. Уже через неделю новая "Украинская Марсельеза" полетела по Левобережью. Но гимном Украины песня стала на Правобережье. Стала благодаря тому, что ее там приписывали Шевченко. А произошло это так. Свой экземпляр Вербицкий отдал Пантелеймону Кулишу. Будучи во Львове, Кулиш пообещал литератору Ксенофонту Климковичу прислать ненапечатанные стихотворения Шевченко из архива Петербургской Громады. Переправил он стихотворения с Павлином Свенцицким, который после подавления польского восстания эмигрировал во Львов. Кулиш ли, сам ли Свенцицкий в этом виноват, но вместе с "Заповитом", "Мне одинаково" и "Н. Костомарову" были переданы и слова "Ще не вмерлы Украины". В четвертом номере журнала "Мета" за 1863 год эти 4 стихотворения были напечатаны. Причем открывался журнал стихотворением "Ще не вмерлы", после которого шли стихотворения Шевченко, завершавшиеся его подписью. Это номер журнала катехит Перемышльской семинарии отец Юстин Желеховский отвез своему другу священнику Михаилу Вербицкому. Отец Вербицкий фанатично любил Шевченко, мечтал положить на музыку все его стихи. Получив журнал, он уже через неделю положил на музыку все четыре стихотворения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9