Внешнеполитические аспекты объединения Германии в середине XIX века
Страница 5

Политика Вильгельма I поначалу разительно отличалась от политики его предшественника. Если Фридрих Вильгельм IV совершенно открыто заявлял, что никогда не допустит того, «как какая-то бумажка станет между ним и его народом» (намекая на конституцию), то Вильгельм I учитывал перемены, произошедшие в стране. «Конституционная идея проникла в народное сознание, и противодействовать этому очень опасно. Правительство нужно укреплять мудрым послаблением и натягиванием поводов», - в таком духе выражался новый король. Вскоре он перешел от слов к делу – реакционный кабинет Мантейфеля был заменен кабинетом Ауэрсвальда (который входил во франкфуртский парламент 1848 года) [7]. Этот шаг оказался очень успешным в плане улучшения отношений с буржуазией, ибо та заговорила о «новой эре» в истории Пруссии, и в восторге прославляла Вильгельма. Оптовая продажа тапочки махровые одноразовые 354000.ru.

Еще большее оживление в общественную жизнь внес 1859 год, год начала австро-французско-итальянской войны. Эта война вызвала горячие дебаты в прусском обществе по поводу вопроса, чью же сторону Пруссия должна занять – с одной стороны, Австрия состоит в Германском союзе, да и о захватнических планах Наполеона III в отношении Эльзаса и Лотарингии было хорошо известно. С другой, противники Австрии предлагали воспользоваться ее занятостью и прибрать к рукам Северную Германию, осуществив, таким образом, «малогерманский» вариант династического объединения Германии под властью Гогенцоллернов (в отличие от «великогерманского» плана объединения под властью Австрии).

Степень накала страстей была велика, но правительство, памятуя о Ольмюцкой пощечине, не спешило предпринимать никаких действий. А вскоре стало очевидным, что период «новой эры» был всего лишь непродолжительной популистской мерой со стороны Вильгельма I, основной целью которого, как и его предшественников, было ограничение престола от угрозы в виде парламента и конституции. Особенно заметно это стало во время прений насчет военной реформы, предложенной министром Рооном в 1860 году.

Военная система Пруссии строилась на законодательстве 1814-1815 года, принятого в эпоху освободительных войн. Мобилизованная армия состояла не только из регулярных корпусов, но и из народного ополчения – ландвера. Ландвер призывался лишь с началом войны и отличался относительно слабой выучкой и дисциплиной. Для ведения наступательной же войны ландвер был и вовсе совершенно непригоден. Кроме того, ландвер во время революции 1848-1849 гг. неоднократно отказывался выступать против повстанцев, что также вызывало недовольство буржуазно – юнкерских кругов. А ведь не секрет, что Вильгельм I и его военный министр Роон хотели создать армию, которая была бы твердой опорой монархии и юнкерства.

Роон предложил: упразднить ландвер, удвоить число линейных полков, увеличить срок действительной военной службы с двух до трех лет [8]. Естественно, реформа требовала денег. Несмотря на мощное давление со стороны правительства, буржуазное большинство ландтага отказалось утвердить военные расходы. Роспуск палаты и новые выборы не изменили положения.

Наивысшей точки напряжение достигло в 1862 году. Оппозиция нашла поддержку в широком революционном движении. Размах его был таким, что Вильгельм I уже составил проект отречения в пользу своего сына, кронпринца Фридриха Вильгельма, известного свои либеральными взглядами. Печать упорно прочила Вильгельму I участь Карла I и Людовика XVI.

23 сентября 1862 года на пост министра-президента был назначен 47-летний Отто фон Бисмарк (о его судьбе до этого поворотного в ней момента я напишу в специальной главе). Вызванный телеграммой из Парижа Бисмарк явился к королю и на вопрос, готов ли он управлять страной вопреки воле большинства парламента, ответил утвердительно [9]. Собственно, это он и делал в период с 1862 по 1864 гг., производя расходы на реорганизацию армии, не утвержденные ландтагом.

1.4. Внешнеполитическая обстановка для Пруссии в 1860-х гг. Наиболее важным представляется мне анализ той ситуации, которая сложилась в описываемый период на европейском континенте. Дело в том, что Бисмарк, став, как уже упоминалось, в октябре 1862 года во главе прусского правительства, взял прямой курс на объединение германских государств по «малогерманскому» пути, то есть – под главенством Пруссии. Фактически свою позицию он четко изложил уже в своем первом выступлении на посту министра-президента: «Не речами, не постановлениями решаются великие вопросы современности…, а железом и кровью» [10].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17