Смутное время
Страница 8

Так, стало быть, Смута не изменила общественного строя Москвы, но она переместила в нем центр тяжести с боярства на дворянство. Новый господствующий класс сохранил на будущее время за собой и право на придворную и служебную карьеру, и право на крестьянский и холопий труд.

Глубокие изменения произвела Смута и в области политических понятий и отношений московских. Потрясающие события Смуты и необходимость строить дом без “хозяина” заставили московские умы прозреть и понять, что страна без государя все есть государство, что “рабы” суть граждане и что на них самих лежит обязанность строить и блюсти свое общежитие. Правительственные распоряжения заменились постановлениями местных “миров”. Целые области стали жить соглашениями таких “миров”, по соседству вступавшими друг с другом в постоянные сношения. Эти сношения или “обсылки” происходили и между далекими друг от друга городами. Обычно происходило так, что различные сословные организации одного города или уезда составляли один общегородской или общеуездный совет, и уже этот совет от лица города или уезда вступал в переписку с другими городами и звал к себе их послов или же к ним посылал своих. Местная самоуправляющаяся община со своей выборной “земской избою” послужила как бы основой, на которой возник совет из нескольких городов, образуемый выборными изо всех слоев свободного населения, именно духовенства, дворянства и тяглых людей. На этой же основе возник и выборный “совет всея земли” – советные люди из городов соединились впервые в общеземском соборе и стали считать себя высшей властью в государстве. Женские кожаные сумки в клетку купить www.bagboxshop.ru.

Так в ужасах смут родилась “вся земля” - полномочный совет земских выборных людей, который почитал себя верховным распорядителем дел и хозяином страны.

Рядом со старым понятие “царя государя и великого князя всея Руси” стало новое представление о “всей земле”, олицетворяемой ее выборными. Рядом с “великим государевым делом” стало “великое земское дело”. Новый царь получал власть не над частным имуществом, а над народом, который сумел организовать себя и создать свою временную власть во “всей земле”. Старинный вотчино-государственный быт уступал место новому, более высокому и сложному - госудаствено-национальному. Новая власть и должна была действовать сообразно новым условиям.

В первые дни своего царствования царь Михаил Федорович чувствовал себя в затруднительном положении: Смута внутри еще продолжалась; внешние враги угрожали по-прежнему; средств в казне не было. На первых же порах новых новый государь хотел править с собором и не видел в этом умаления своих державных прав и своей власти. Обстоятельства Смутной поры придали государственной власти московской сложный состав: эта власть слагалась из личного авторитета неограниченного государя и коллективного авторитета собора “всея земли”.

В первые десять лет царствования Михаила Федоровича земский собор, по-видимому, непрерывно действовал в Москве и “всея земля” всегда была около своего государя. В остальное время жизни царя Михаила соборы созывались чрезвычайно часто, хотя уже нельзя говорить об их непрерывности. Успокоение государства свершилось, и замирение на границах было достигнуто. Смутные времена кончились, и общественная жизни вошла в мирную колею.

Сверх новшеств социальных и политических Смута внесла в московскую жизнь и новшества культурные. Во-первых, русские люди убедились в том, что для их собственных нужд и польз следует усвоить европейскую технику. После Смуты московское правительство широко заимствует с Запада военную и всякую иную “науку”. Во-вторых, русские люди увидели, что “литва”, “ляхи” и “немцы” умеют веселее жить и не боятся небесной кары за житейские утехи, ибо не вменяют их в грех, подлежащий покаянию и наказанию. В XVII веке в Москве идет умственное брожение, несущее с собой зачатки то европеизации Руси, которая так широко шагнула вперед при Петре Великом.

Наконец, из Смуты московское государство вышло с утратой своих западных областей. А идея возмездия врагам жила в московских сердцах независимо от желания вернуть себе утраченные земли. Все войны XVII века велись с этой идеей возмездия. Постоянные военные расходы на содержание ратной силы и на ведение войн тяжелейшим образом ложились на население и разоряли государство. Но оставить счеты с теми, кто в Смуту делал Москве “многие неправды”, московские люди не могли, как не могли они примириться с мыслью об утрате морского берега и свободных сношений на Балтийскими гаванями. Море повелительно влекло к себе всех московских политиков XVII в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9