Героическая оборона Ленинграда, героизм ленинградцев
Страница 5

Как же могло случиться, что в Ленинграде осталось так много народа, хотя страшная угроза захвата его немцами нави­сла над ним еще с середины июля? И как можно было наде­яться прокормить это огромное число людей в случае окруже­ния города?

Трагическое положение создалось в результате целого ряда специфических просчетов. Во-первых, командование не проя­вило дальновидности. Заботясь прежде всего о том, чтобы за­медлить продвижение немцев, оно почти вовсе не подумало о снабжении города продовольствием. Во-вторых, в течение тех критических недель, когда казалось, что немцев удалось оста­новить на Лужской линии, множество людей в Ленинграде принимало желаемое за действительное и просто не представляло себе, чтобы город мог быть оккупирован или блоки­рован. Можно удобрять участок доломитовой мукой.

Об отсутствии дальновидности свидетельствует и тот факт, что в июне и июле, во время молниеносного продвижения нем­цев через Прибалтийские республики и вторжения их в Ленин­градскую область, из районов, в которые они вот-вот могли вступить, были вывезены но железной дороге многие тысячи тонн зерна, но не в Ленинград, а на восток. В то же время эва­куацию из Ленинграда промышленных предприятий продол­жали задерживать.

Медленные темпы эвакуации в июле и августе объяснялись именно этой склонностью принимать желаемое за действитель­ное: люди не верили, что немцы смогут где-либо подойти близко к городу. Правда, в июне и начале июля, чтобы не подвергать детей опасности воздушных налетов, их начали эвакуировать, но, как ни странно, в такие места, как Гатчина и Луга, кото­рые находились прямо на пути продвижения немцев к Ленин­граду. Вскоре после этого эвакуированных детей пришлось спешно везти обратно в Ленинград, и некоторые из них — но не все — были затем эвакуированы на восток, где они и прожили в полной безопасности до конца войны.

В целом эвакуация Ленинграда в июле и августе проходила, несомненно, крайне медленно. На восток выехало только 40 тыс. человек — в основном рабочие намеченных к эвакуации заводов и их семьи; кроме того, уехало около 15 тыс. беженцев из При­балтийских республик, из -Пскова и других мест.

«Нужны были крутые административные меры, чтобы люди покинули город . Однако к таким мерам прибегали весьма ос­торожно. В результате в блокированном городе оказалось 2544 тысячи гражданского населения, в том числе около 400 ты­сяч детей. Кроме того, в пригородных районах (в кольце бло­кады) осталось 343 тысячи человек» '; всего, таким образом, по­пало в блокаду около 3 млн. людей.

К этим «ртам, которые нужно было накормить», добавля­лись, конечно, и войска Ленинградского фронта, а также Бал­тийский флот. Массовая эвакуация гражданского населения началась только в январе 1942 г. по ледовой дороге через Ла­дожское озеро. Но к этому времени сотни тысяч мирных жите­лей уже погибли от голода.

Невозможно полностью понять весь масштаб ленинградской катастрофы, ие имея некоторого представления о запасах про­довольствия в городе в начале блокады, о мерах по нормирова­нию выдачи продуктов и о тех скудных их количествах, кото­рые, несмотря на ужасающие трудности, доставлялись в Ленин­град извне.

Шестого сентября, за два дня до того, как кольцо сухопутной блокады полностью сомкнулось, председатель Ленинградского исполкома Попков в телеграмме в Государственный Комитет Обороны в Москву сообщал, что в городе осталось очень мало продовольствия, и настоятельно просил немедленно направить в Ленинград по железной дороге возможно большее его коли­чество.

Однако железные дороги, а через два дня и все другие сухо­путные коммуникации уже были перерезаны.

12 сентября было подсчитано, что в Ленинграде имелось для снабжения войск и гражданского населения лишь небольшая часть продуктов. Армия и Балтийский флот располагали дополнительно не­которым количеством «неприкосновенных запасов» продоволь­ствия, но и они были весьма незначительны.

Вряд ли можно было надеяться на пополнение этих скудных запасов каким-нибудь другим путем, кроме прорыва блокады и восстановления железнодорожного сообщения с Большой зем­лей. Ладожская флотилия была оснащена очень плохо, а те немногие суда, которыми она располагала, постоянно бомбила немецкая авиация. Кроме того, запасам продовольствия в Ле­нинграде грозило дальнейшее уничтожение в результате воз­душных налетов. Значительное количество зерна, муки и сахара погибло уже до этого, в частности 8 сентября, в основном по­тому, что не были приняты даже самые элементарные меры противовоздушной обороны. Все еще отсутствовал централизо­ванный контроль над продовольственными запасами, которыми располагали многочисленные организации; так, например, в течение нескольких дней после того, как кольцо блокады сомкну­лось, еще можно было питаться в «коммерческих» ресторанах, на которые не распространялось общее нормирование; они рас­ходовали до 12% всех жиров и до 10% всего мяса, которые по­треблял город. Еще некоторое время после 8 сентября в мага­зинах можно было купить без карточек некоторые виды кон­сервов, например крабы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11