СССР и Прибалтика в 1939-1940 гг.
Страница 2

После изучения эстонского опыта, латвийское руководство было согласно на заключение договора, но с послаблениями в части, касающейся портов и гарнизонов советских войск. Переговоры начались 2 октября. В первый же день Сталин охарактеризовал политическую ситуацию так: «Я вам скажу прямо: раздел сфер влияний состоялся». Необходимость ввода советских войск аргументировалась угрозой со стороны германии, тем, что если бы в планах СССР был захват Латвии, они уже сделали бы это. 5 октября договор был подписан на схожих с эстонскими условиях. На тему очищение оздоровление.

Литва. На начавшихся 3 октября переговорах Сталин сообщил литовской делегации о советско-германском соглашении относительно раздела Литвы.(1) Ознакомившись с советским проектом договора, министр иностранных дел Литвы Ю.Урбшис назвал его договором об оккупации. Литовское правительство было против ввода советских войск, но тут большое влияние оказал вопрос о Вильно. Дело в том, что между Белоруссией и Литвой давно существовал спор об этой территории. С 1920 г. эта область принадлежала Польше, но по советско-германскому договору от 28 сентября Виленская область переходила в сферу интересов Литвы. И теперь Молотов объединил тексты двух договоров в один: литовцы могли его подписать - и получить Вильно или не подписывать – и лишиться его. Окончательный договор, скомпилированный из различных статей литовского и советского проектов, был подписан 10 октября.

Некоторые исследователи считают, что, несмотря на угрозы со стороны Советского Союза, пакты, заключенные со странами Прибалтики, были результатами именно переговоров, в которых обе стороны шли на уступки, а не только руководство прибалтийских стран. В то же время, Мельтюхов и другие утверждают, что переговоры шли по такому принципу: СССР ставит ультиматум, и иностранная делегация постепенно уступает под настойчивым давлением. Лично мне ближе первый вариант, потому что, если бы СССР делал предложения в ультимативной форме, европейские страны, узнав об этом, выразили бы свой протест.

Как бы то ни было, нетрудно догадаться, как отнеслось к пактам руководство Прибалтики: Сельтер, подписав договор о взаимопомощи, ушел в отставку, Мунтерс и Урбшис в своих воспоминаниях описывают, с каким нежеланием заключали пакты. Внутри своих стран правительства Эстонии, Латвии и Литвы старались как можно меньше говорить о пактах и делать вид, что ничего не произошло. В каждой стране были как и сторонники пактов (особенно в Литве, получившей Вильно), так и противники, однако, большая часть населения восприняла пакты достаточно сдержанно. Видимо, это произошло потому, что в то время уже мало верил в возможность продолжения независимого существования. Большинство восприняло это как меньшее зло (в Латвии и Литве антигерманские настроения).

После подписания пактов СССР проводил активную политику невмешательства во внутренние дела Прибалтики, которая доходила до запрета разговоров о советизации. Скорее всего, это было вызвано не нежеланием нарушать договоры, а боязнью обострить отношения с Англией и Францией. Как бы то ни было, Советский Союз выполнял свои обязательства, это было отмечено на декабрьской конференции Балтийской Антанты. (2) Большинство исследователей отмечают, что, несмотря на некоторые разногласия, пакты осуществлялись каждой из сторон в соответствии с достигнутыми договоренностями. И если сначала прибалты были настроены враждебно, то «очень скоро их опасения исчезли, когда они убедились, что пакт обеспечил им реальные экономические выгоды и, вместе с тем за этим не последовало никакой попытки вмешаться во внутренние дела страны». (2)

Ситуация изменилась в конце мая 1940 г.: советской стороной было выдвинуто обвинение Литве в организации похищения двух военнослужащих. Молотов потребовал прекратить эти провокации и не вынуждать СССР «к другим мероприятиям». Любопытно, что при обсуждении этой проблемы все время назывались новые фамилии красноармейцев. То есть, не исключено, что советская сторона просто напутала с фамилиями или просто не имела четкого учета военнослужащих. Я думаю, что это обвинение не имело под собой серьезных оснований, а всего лишь являлось поводом к началу дипломатического конфликта.

Страницы: 1 2 3 4 5