Деревня во Франции во второй половине XV в.

Война нанесла тяжелый урон экономике Франции. Особенно пострадали северо-восточные провинции, лишь через 20—30 лет снова достигшие уровня, на котором находились до начала войны, в 30-х годах XIV в. Запустение многих жизненно важных районов на севере было настолько значительно, что правительство было вынуждено принять срочные меры. В 1451 г. король освободил на восемь лет от налога тех крестьян, которые вернутся на прежние места. Сеньоры, чьи земли были заброшены и почти не приносили дохода, звали к себе крестьян, предоставляя им землю в наследственное держание за низкий и неизменный ценз или за ренту в 1/8—1/12 часть урожая, причем держателям предоставлялось право распоряжения землей. Возможность получить землю на таких льготных условиях вызвала переселение сервов из центральных и восточных районов, где в отдельных местах еще существовало крепостное право. Их сеньоры, стремясь удержать крестьян и привлечь новых поселенцев, соглашались на выкуп из крепостной зависимости. Но как только жизнь более или менее наладилась, феодалы и королевская власть перешли в наступление на крестьян. За сеньорами было признано право собственности на запустевшие земли. Они воспользовались этим, чтобы полностью присвоить себе многие общинные угодья, возобновить отмершие баналитеты, повысить ценз и другие поборы. Крестьяне вели с сеньорами упорную борьбу. Сельские общины после освобождения крестьян от личной зависимости в XIII—XIV вв. расширили свою компетенцию и были признаны официально. Они окрепли во время войны, когда деревни были зачастую брошены на произвол судьбы и крестьянам приходилось прибегать к вооруженной самозащите. В XV в. сельские коммуны завоевали себе многие права. У них были выборные должностные лица, которые ведали раскладкой и сбором налогов, представляли коммуну в королевских судах при тяжбах с сеньорами, управляли всеми внутренними делами деревни. Сплоченность крестьян в пределах сельской общины помогала им противостоять попыткам сеньоров увеличить феодальный гнет, которые в общем потерпели неудачу: ценз остался неизменным, а прочие поборы повысились лишь в незначительной мере.

Однако начавшееся в 40-х годах XV в. укрепление центральной власти принесло крестьянам новые тяготы. За 22 года правления короля Людовика XI (1461—1483) одна лишь королевская талья, уплачивавшаяся преимущественно крестьянами, повысилась более чем в три раза. Налоги разоряли малоимущие слои деревни и тяжело ложились на крестьянство в целом. В конце XV в. трудолюбие крестьянства вернуло Франции известное изобилие в производстве пшеницы, вина, мяса и других продуктов, так что в урожайные годы зерно вывозилось в Англию, Нидерланды, Испанию и непрерывно рос экспорт высококачественных вин. Все это означало рост продуктивности именно крестьянского хозяйства. 

Смотрите также

Королевская власть в Скандинавии
Первые скандинавские короли (конунги), выделившиеся из родовой знати, в течение длительного времени в значительной степени оставались предводителями племен и племенных союзов. Тем не менее одноврем ...

Немецкая агрессия на Востоке
Укрепление могущества немецких территориальных князей в немалой степени было связано с агрессией немецких феодалов на Востоке против полабских славян и народов Восточной Прибалтики (так называемый ...

Возникновение единого немецкого раннефеодального государства
Однако, несмотря на сепаратизм герцогов, в Германии в это время существовали уже объективные предпосылки для усиления королевской власти. В первую очередь, они коренились в незавершенности процесса ...