Истребление инакомыслия в средние века
Страница 2

Сама христианская религия служила инквизиторам, как необычайно удобное, прекрасно приспособленное для целей классового насилия, средство идеологического оправдания этого насилия. Начиная с евангелия и кончая судебниками самой инквизиции, вся христианская литература давала в руки попов-палачей множество средств и способов оправдать самые гнусные формы террора, насилия, грабежа и оправдать их идеей любви и духовного спасения человечества. Тут не было никакого извращения христианских идей, тут не было никакого противоречия с сущностью евангельской веры. И прямо и косвенно – священное писание помогало попам быть палачами, а палачам- разыгрывать из себя « спасителей душ праведных». С раннего периода существования христианской церкви епископы, и в их числе папы римские, были наделены инквизиторскими полномочиями – расследовать, судить и карать еретиков и пользовались ими на протяжении всей истории церкви. Этими правами продолжают пользоваться после роспуска священной канцелярии, согласно все ещё действующему каноническому праву. Инквизиция, согласно данным ей при утверждении привилегиям, не была ответственна ни перед каким государственным учреждением и не была подсудна никакому светскому суду. Газель самосвал для доставки щебня pshz.ru.

1.2 Обвинение. Для того чтобы искоренить вероотступников, следовало в первую очередь их обнаружить. Из-за того, что еретики перешли к конспирации, ушли в подполье. Это усложнило работу инквизиторов. Для того чтобы привлечь кого-либо к ответственности, разумеется, требовались основания. Таким основанием в делах веры служило обвинение одним лицом другого в принадлежности к ереси, в сочувствии или помощи еретикам. Кто и при каких обстоятельствах выдвигал подобного рода обвинения? Допустим определенную область, где по имевшимся сведениям еретики пользовались большим влиянием, посылался инквизитор. Он извещал местного епископа о дне своего прибытия с тем, чтобы ему была оказана соответствующая торжественная встреча, обеспечена достойная его рангу резиденция, а так же подобран обслуживающий персонал. На богослужении местный епископ представлял населению инквизитора, а последний обращался к верующим с проповедью, в которой объяснял цель своей миссии и требовал, чтобы в течение 6-10 дней все, кому было что-либо известно о еретиках, донесли бы ему об этом. Наоборот, тот, кто откликался в установленный срок на призыв инквизитором и сообщал ему сведения о еретиках получал награду. В той же проповеди инквизитор объяснял верующим отличительные черты различных ересей, признаки, по которым можно обнаружить еретиков, хитрости, на которые последние пускались, чтобы усыпить бдительность последователей, наконец, способ или формы доноса. Печальная слава, сопутствовавшая инквизиции, создала среди населения атмосферу страха, террора и неуверенности, порождавшей волну доносов, подавляющее большинство которых было основано на вымыслах или нелепых и смехотворных подозрениях. Люди спешили «исповедаться» перед инквизитором в надежде в первую очередь оградить себя от обвинений в ереси. Особенно старались доносчики, действовавшие из корыстных побуждений, в надежде получить за выдачу еретиков часть их состояния. Наряду с этими источниками был ещё один, питавший «делами» ненасытные чрево «священного» трибунала, а именно : художественные, философские, политические и другие произведения, в которых высказывались «крамольные» мысли и идеи. Несоответствие этих произведений принципам католической ортодоксальности служило более чем достаточным основанием для привлечения их авторов к судебной ответственности. Таких авторов преследовали, допрашивали, пытали, осуждали и весьма часто сжигали, как об этом свидетельствует судьба Джордано Бруно.

1.3 Испанская инквизиция

Испанская инквизиция! Ее мрачная слава затмила злодеяния инквизиторов в других странах. О ее кровавых деяниях написаны сотни книг, о ней пишут и будут писать как испанские историки, так и историки других стран, пытаясь не только рассказать в назидание потомству о ее жестокостях, но и объяснить их, разобраться в сложных корнях, породивших и питавших этот репрессивный орган на службе церкви и испанской короны. В Испании инквизиция достигла своей «высшей » степени развития. Испанская инквизиция стала примером, эталоном для учреждений такого же рода во всем христианском мире. И действительно, нигде инквизиция не действовала так жестоко и всеобще, нигде она не соединяла в себе в такой «совершенной» форме черты церковной и политической (государственной) полиции, как это было в Испании, управляемой католическими монархами. Первыми жертвами испанской инквизиции стали «новые христиане»- марраны. В Севилье от скученности в тюрьмах разразилась эпидемия чумы. Инквизиторы вынуждены были оставить город и разрешить покинуть его «новым христианам», но без имущества. Этим воспользовались свыше 8000 марранов и иудеев, бежавших от террора севильской инквизиции. Когда эпидемия прошла, инквизиторы вернулись в город и продолжили свою палаческую работу, и так как их «клиентура» сильно сократилась, то они выкапывали мертвых, судили их останки, отбирали у родственников осужденных наследство. Томас Торквемада Он считается подлинным творцом и идеологом Испанской инквизиции. Он возглавлял инквизиционный трибунал в течение первых 18 лет после его создания. Фанатик, видевший основную цель своей жизни в истреблении марранов, которых он считал виновными в вероотступничестве, Торквемада отличался жестокостью, коварством, мстительностью и колоссальной энергией, что вместе с доверием, которое питали к нему Изабелла и Фердинанд, превратили его в подлинного диктатора Испании, перед которым трепетали не только его жертвы, но и его сторонники и почитатели, ибо он, как надлежит идеальному инквизитору, любого даже самого проверенного католика мог заподозрить в ереси, заставить признать себя виновным и бросить его в костер. К 1492 году испанская корона решила пополнить клиентуру «священного» трибунала, а заодно и свою казну, просто «гениальным способом». Был опубликован королевский указ, предписывавший всем иудеям в трехмесячный срок принять католическую веру или покинуть Испанию, причем в последнем случае все их имущество подлежало конфискации в пользу испанской короны. После того как инквизиция разделалась с иудеями и «новыми христианами», она принялась за арабов. Естественно, что подобного рода насилия вызвали возмущение среди мавританского населения. В Гранаде вспыхнуло восстание мавров в 1568 году, но оно было подавлено только два года спустя. Здесь чётко видно, что в психологии людей, кстати к которым принадлежат и короли, заложено отторжение всего непохожего. Если король хочет пополнить казну, то ему будет всё рано, за чей счёт это произойдёт. Просто христиане – это «свои», а евреи, арабы и пр. – это чужие. Испанский философ Х. Л. Вивес в начале 16 в. писал Эразму Роттердамскому: «Мы живем в столь тяжелые времена, когда опасно и говорить, и молчать». И в том, и другом случае любому ученому мужу инквизиция могла приписать тайные симпатии к иудаизму, наличие еретических высказываний и поступков, критику действий инквизиции, тысячу всяких других, действительных или вымышленных проступков. Примером тому может служить дело толедского архиепископа Бартоломе де Каррансы. Инквизиция, придравшись к некоторым фразам из его трактата, обвинила в протестантской ереси и арестовала его. Карранса семь лат находился в застенках инквизиции. Только после того как папа обещал признать его виновным, он был выдан Риму, где 9 лет просидел в крепости св. Ангела. Наконец, папский престол признал его «Комментарии» еретическими сочинением, заставил его отречься от еретических ошибок и сослал его в один из монастырей в Орвьето. Каррансе тогда исполнилось 73 года. Вскоре он умер. Инквизиция ввела с 1526 г. строжайшую цензуру на книги и прочие печатные издания. С 1546 г. инквизиция стала периодически издавать индексы запрещенных книг, значительно более обширные, чем это делала папская инквизиция. Практически в индекс заносились произведения многих выдающихся писателей (Раблэ, Оккама, Овидия, Бэкона, Абеляра и др.) ; за распространение, чтение и хранение их книг инквизиция грозила костром. В 18 в. деятельность испанской инквизиции была направлена в основном на борьбу с «новшествами», в первую очередь со сторонниками французского просвещения, французской революции. Это не помешало инквизиции, когда французские войска вторглись в Испанию, не колеблясь выступить в поддержку иностранных завоевателей в надежде, что таким образом она сможет удержаться на поверхности. Наполеон «массой указов стал сваливать старый порядок вещей отменив инквизицию, утвердив лишь одну религию – католическую на территории Испании». Либеральная конституция 1812 г. повторно отменила инквизицию. Сколько же людей загубила инквизиция? По данным Хуана Антонио Льоренте: сожжено живьем 31912 человек, сожжено в изображении 17659 (сбежавшие и признавшие свою вину, поэтому сжигали лишь фигурки, изображающие приговоренных), приговорено к другим видам наказания 291450, всего – 341021 человек.

Страницы: 1 2 3 4