Творческая интеллигенция в годы массовых репрессий. Вадим Козин
Страница 2

Творческая жизнь Вадима Козина развивалась с самого раннего возраста. Так как в петербургском доме дружной семьи Козиных никогда не было грустно и тихо. Всегда приходили в гости друзья мамы и папы известные «таборные» личности. Например, несравненная и блистательная певица дореволюционного времени Анастасия Вяльцева, приезжала в гости к Козиным с большим пакетом сладостей, который был предназначался специально для детей. Таков был цыганский обычай: идешь в дом – неси гостинец. Но детей в мир взрослых не допускали, и Вадим с сестрами Музой и Зоей сидели в детской. Им всегда хотелось познакомиться с примадонной поближе. Иногда в доме появлялась колоритная фигура другой эстрадной знаменитости – Юрия Спиридоновича Морфесси, грека по происхождению, певца с густым сочным баритоном. Он приходил в украшенном шитьем и бисером кафтане, подпоясанном широченным поясом, в шароварах, сапогах и горностаевой накидке. Один раз Морфесси заставил Вадима петь, а потом усадил на колени и сказал: «Вот растет наша смена…» Информация фетр жесткий тут.

7

Судьба Вадима Козина и его семьи развивалась бы куда лучше, если бы не последствия жестокой революции. Отец был лишен всего нажитого (за "нетрудовые доходы"), отчего в 1924 году сердце не выдержало, и он скончался. После его смерти семью выселили из собственного ленинградского дома на знаменитый 101 – й километр. Вера Владимировна, стала плохо видеть и поэтому вся забота о доме ложилась на плечи Вадима: работа грузчиком, работа в типографии, работа в кинотеатрах. После окончания школы, в 20 – е годы Козин поступил в военно – морское училище в своём родном, тогда ещё Петрограде. Возможно, мы и не услышали бы никогда о нём, но юношу исключили оттуда, за сокрытие своего непролетарского происхождения. Он буквально ежедневно общался со знаменитостями российской эстрады, как Морфесси, Панина, Плевицкая и другие. Первые попытки петь по – настоящему относятся к началу двадцатых годов. В типографии, где работал Вадим Алексеевич, устроили самодеятельный клуб в бывшем здании церкви, что сейчас находится на улице Правды в Петербурге. Выступал он и с комическим хором Чарова, где приходилось играть в спектакле великого князя Владимира Кирилловича. Петь в свое удовольствие – это одно, а надо было еще и деньги зарабатывать. Тогда Козин устроился тапером в Народный дом, вблизи Петропавловской крепости: там был четырехъярусный кинотеатр, в котором показывали немые фильмы Чарли Чаплина, Макса Линдера, Веры Холодной. От тапера требовалось сопровождать эти фильмы непрерывной игрой на фортепиано. К концу работы болели пальцы, но музыкальное сопровождение, игра послужили хорошей тренировкой, выработали творческую выносливость, дали определенные навыки владения инструментом. Каждый день артиста видела масса зрителей. Ведь кино пользовалось чрезвычайной популярностью. Исполняя всего две – три песни нужно было показать себя с самой лучшей стороны. Как же и ему хотелось выйти на эту сцену и спеть! Вадим чувствовал, что споет лучше, чем многие другие. Ведь не зря он вырос в стихии цыганского романса и песни.

Выйти на сцену помог случай. На представление не приехала известная артистка, и надо было заполнить паузу в концерте. Вадима Алексеевича буквально выпихнули на сцену, мол докажи, что и у тебя есть голос. Его мечта сбылась! Он вышел и спел «Песню о Старосте» на слова Демьяна Бедного. И сразу успех! С этих самых пор и начинается творческая жизнь Козина .В 1924 году Вадим Алексеевич выдерживает экзамен на право заниматься артистической деятельностью. Он выступает на сценических

8

площадках крупнейших ленинградских кинотеатров. И все же лишь через семь лет, в1931 году, становится штатным артистом в концертном бюро Дома политпросвещения Центрального района Ленинграда. Через два года его зачисляют артистом в штат ленинградской эстрады. Придумал себе псевдоним – Вадим Холодный, в память о погибшей Вере Холодной (звезде немого кино). Начал петь сперва, в сборных концертах. В то время Козин не был,на столько, знаменит. Однажды он приехал к своему выходу и спел романс одной очень известной певицы (примадонны дореволюционных годов) Наталии Тамары, не зная, что за несколько минут до этого романс исполнялся ею. Обычно звезда такого масштаба устроила бы скандал. Удивительно, но никакого скандала не последовало, – Тамара сама успокаивала певца: «Пой его всегда! Я больше этот романс петь не буду. Он у тебя лучше получается…». У Вадима Алексеевича все песни были исполнены не только со всей душой, но еще и без микрофона. Исполнял певец около сорока песен за концерт ( в наше время такого не увидишь). Козин был любимчиком всего народа. Пользовался успехом и у элиты. Его песни любил слушать Сталин. В одном из интервью Козин так и сказал: « Я пел Сталину и зекам…». Сталин любил напевать своим гнусавым голосом строки из козинского репертуара:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9