Имперское наследие Золотой Орды
Страница 9

А в доказательство от противного приведу факт, не очень, может быть, и приятный. Тохтамыш отплатил Дмитрию черной неблагодарностью. Через год он пошел походом на Москву и занял ее. И никто из князей, никто из иерархов церкви не ударил в набат. Хозяин .

А коли уж я упомянул события 1382 года, то остановлюсь на них подробнее. Это время, когда Владимиро-Суздальская Русь становилась Московской Русью. Как ни сопротивлялись тому владимиро-суздальские князья, которые с великой тревогой смотрели, как невероятно возрос авторитет Москвы и князя Дмитрия после Куликова поля. Не случайно же суздальские князья на то сражение не пришли . Более того, суздальские княжичи Василий и Семен написали на Дмитрия донос. Наверное, уж не без ведома старших, отца и дяди, князей Бориса и Дмитрия Константиновичей. А в доносе том говорилось, что Москва и Рязань замышляют перейти на сторону Литвы. https://www.mosflot.ru аренда теплохода в москве: аренда теплохода в москве цены.

Самое поразительное в этой ситуации то, что Тохтамыш поверил!

Ведь умный и твердый властитель: пятнадцать лет удерживал власть в раздираемой смутой Орде. А тут поступил не как государственный муж, а как мнительный глупец. Конечно, свою роль сыграло, что Тохтамыш — пришлый, только что из Сибири, тонкостей русско-ордынской политики и русско-ордынских интриг тогда еще не знал, не постиг.

Знаменитый Лев Николаевич Гумилев полагал, что то был обычный для тех времен мелкий инцидент, распря среди своих. Да, война, набег, обман — обычное дело, по тогдашним нравам. Но, наверное, в данном-то случае обида все же была особая, трещина возникла глубокая. Как же так, московский князь с союзниками воевали за тебя, только что тебе, Тохтамышу, можно сказать, преподнесли самый могущественный по тем временам трон, а ты поверил доносчикам, которых на поле битвы и не было! Правда, потом, исторически, Тохтамыш стократно искупил то зло 1382 года.

Такова подоплека тех событий.

Другое дело, что они, события, получили в официальной историографии однобокое и, если посмотреть с точки зрения фактов и смысла, странное толкование. Так, например, в хрестоматийной литературе о Куликовской битве практически не употребляется самое раннее описание битвы из Симеоновской летописи. Поскольку князь Дмитрий в ней фигурирует как живой, то создана она никак не позже 1389 года, то есть является единственным сохранившимся документом, написанным по следам событий. Но Симеоновской летописи, повторю, в хрестоматиях и сборниках о Куликовом поле нет. Зато широко распространены другие, гораздо более поздние, зачастую созданные через века после событий. Во многих из них литовский Ягайло называется Ольгердом. Надо было иметь очень отдаленное (и по времени тоже) представление о событиях, чтобы спутать имена двух главных противников. Это все равно что мы фюрера Гитлера называли бы кайзером Вильгельмом — какая, мол, разница, оба же немцы . Я не исключаю, что Симеоновская летопись тоже не свободна от тех или иных влияний. Например, в ней совсем не упоминается серпуховской князь Владимир Андреевич. Зато в последующих, гораздо более поздних, он становится главным лицом, учит, наставляет Дмитрия, а тот вроде как даже труса празднует, и не будь Владимира — сбежал бы . Понятно, что летописи часто писались в угоду тем или иным князьям, церковным начальникам, господствующей идеологии. Но все равно — непонятно замалчивание самого древнего свидетельства. Не потому ли, что рассказ Симеоновской летописи, как и положено по канону, заканчивается радостным известием: Мамай погибает, а князь Дмитрий посылает к Тохтамышу своих гонцов. Получается, что, сражаясь против «татарского хана», мы тут же посылали гонцов к «татарскому хану»? За что боролись и с кем боролись? Не нужны нам такая правда и такая летопись!

Так и жили, так и воспитывали поколения своих граждан.

Повторим: да, на Куликовом поле Дмитрий Донской спас и утвердил на троне законного хана Золотой Орды. Но тем самым он не допустил всеобщей смуты, которая неизвестно еще как могла отразиться на судьбе Руси. Тем самым он укрепил Русь. Он продолжил и упрочил союз с Ордой, заложенный Александром Невским: внук Батыя хан Менгу помогал Новгороду против ливонских рыцарей, Тохта дружил с Михаилом Тверским, Узбек — с Иваном Калитой, Джанибек — с митрополитом Алексеем . Союз, благодаря которому они совместно противостояли Западу вообще и Литве в частности. Историки-то знают, а нам для ясности надо чаще смотреть на древние карты. В те века Московская Русь была маленькая, а Литва велика и могуча и при случае могла поглотить Московское княжество, как до этого поглотила Киев, Чернигов, Смоленск, Брянск, Полоцк

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15