Иван Егорович Забелин
Страница 8

Некоторые романовские администраторы, простодушно, но ошибочно, думая, будто Петр действительно прикажет восстановить Кремль, аккуратно составили смету расходов. Ясное дело, вышла немалая сумма. Подали Петру. Но в ответ услышали: денег нет, а точнее, деньги есть, но вовсе не на восстановление Кремля. У нас, мол, - куда более неотложные дела. Купить доски для пола ангаралес.рф.

В самом деле, документы говорят по сему поводу следующее. "Деньги были надобны на прямые и неотложные государственные нужды, а здесь (в Кремле - Авт.) представлялся немалый расход на возобновление ТЕПЕРЬ НИКОМУ НЕНАДОБНОЙ ОБШИРНОЙ ВЕТХОСТИ, КОТОРАЯ БЫЛА УЖЕ ДАВНО ОСУЖДЕНА НА УНИЧТОЖЕНИЕ НОВЫМ ПОРЯДКОМ РУССКОЙ ЖИЗНИ. Как оказывалось, заботы Петра в этом случае ограничивались только устройством некоторых главнейших зданий для предположенной им коронации Императрицы Екатерины" [55], с.1, с.119.

Коронация состоялась 7 мая 1724 года. Но празднества происходили опять-таки не в Кремле, а "за Москвою рекою, ПРОТИВ КРЕМЛЯ, на Царицыном Лугу, сожигаемы были великолепные фейерверки" [55], ч.1, с.120.

После этого проблеска внимания со стороны Петра, Московский Кремль вновь и надолго погрузился в сумерки забвения. И.Е.Забелин сообщает: "Петр выехал из Москвы 16 июня. ДВОРЕЦ БЫЛ ОСТАВЛЕН ПО-ПРЕЖНЕМУ НА ЗАПУСТЕНИЕ И РАЗРУШЕНИЕ. ЖИТЬ В НЕМ НЕ БЫЛО ВОЗМОЖНОСТИ. Двор, во время приездов в Москву . пребывал обыкновенно в Летнем (Головинском) Дворце на Яузе .

Почти при каждой новой коронации возникала мысль основать пребывание в Кремле . Но как только оканчивались церемонии и пиры, все уезжало в Петербург - И О МОСКВЕ, И О КРЕМЛЕ ЗАБЫВАЛИ ПО-ПРЕЖНЕМУ ДО НОВОГО ПРИЕЗДА . Здания ветшали с каждым годом. Поправка их стоила дорого и с каждым годом становилась еще дороже" [55], ч.1, с.121. Складывается впечатление, что выжидали подходящего пожара. Наконец, дождались. Или, быть может, сами подожгли. А потом стали лить крокодиловы слезы.

Сообщается следующее: "В 1737 г., мая 29 (то есть через ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ после коронации Екатерины, в течение которых Кремль и Москва по-прежнему были заброшены - Авт.) МОСКВУ ОПУСТОШИЛ СТРАШНЫЙ ПОЖАР, ОТ КОТОРОГО ЗНАЧИТЕЛЬНО ПОТЕРПЕЛ И КРЕМЛЕВСКИЙ ДВОРЕЦ. Кровли на всех церквах и почти на всех зданиях, на полатах: Грановитой, Столовой, Ответной и др., сгорели; в том числе над Красным Крыльцом медная кровля, крытая по железным связям и по дереву, сгорела и обвалилась. В Столовой и Ответной полатах пол и в окнах и в дверях рамы и окончины и каменные столбы, около окон косящатой камень облопался и железные связи порвало. СГОРЕЛИ ВЕРХНИЙ И НИЖНИЙ НАБЕРЕЖНЫЕ САДЫ" [55], ч.1, с.121-122.

Напомним здесь, что, согласно нашим исследованиям, именно эти знаменитые кремлевские сады ордынской Москвы=Иерусалима были широко известны в "античном" мире XVI века как висячие сады Семирамиды, см. [ВВЕД], ХРОН6,гл.10:4.14 и ХРОН6,гл.18:21.2. Так что погибли они в 1737 году. А вовсе не "в глубочайшей древности", как стали потом всех уверять скалигеровские и романовские историки.

Далее: <<В верхних Теремах (Кремля - Авт.) в одной полате стекла перелопались и сгорела крыша над всхожим крыльцом, крытая белым железом. В полатах за верхними Теремами, т.е. на внутреннем дворе, также на Кормовом и Хлебенном дворцах, в сушилах, и на Сытном дворце - все выгорело: полы, потолки, двери, лавки. Сгорел также большой корпус Главной Дворцовой канцелярии, прежний Приказ Большого Дворца . ПРИЧЕМ БОЛЬШЕЮ ЧАСТЬЮ ПОГИБ И АРХИВ. Во второй полате этого здания сгорело "44 шафа (шкафа - Авт.), а в них положены были разобранные описные и не описные дела по годам, прошлых лет, также писцовые и переписныя, и дозорныя, и межевыя, и отдельныя, и отказныя, и приходныя и расходныя и другия всякия книги с 7079 (1571) по 700 год">> [55], ч.1, с.122.

Таким образом, очень удачно для романовской истории, причем как бы сами собой, сгорели ценнейшие русско-ордынские архивы XVI-XVII веков. И.Е.Забелин справедливо сокрушается: "Утрата невознаградимая для истории царского быта во всех отношениях и особенно для истории древних художеств и ремесел, деятельность которых, в XVI и XVII ст., с особенною силою приливала ко Дворцу. Кроме того, и в других полатах, вместе с делами с 1700 года, сгорели, без сомнения, весьма любопытные бумаги, принадлежавшие Меншикову и Долгоруким, а также Походной Канцелярии Петра. Сгорело "князей Долгоруких сундуков и ящиков и баулов и коробок с домовыми делами шестнадцать . три ящика с Долгоруковскими крепостьми . четыре сундука с домовыми князя Меншикова книгами и делами".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22