Падение аристократической Римской республики
Страница 3

Политический принципат одного лица, обозначавшийся так ясно в конце 50-х годов I в. был результатом и выражением социальной иерархии, которую вырабатывала жизнь Рима и Италии после большого болезненного кризиса 60-х годов. И тот, и другой из этих тесно между собой связанных фактов уже составлял уклон республики, увлекал за собою падение её учреждений и нравов. Автономные коллегии, независимые клубы. Свобода слова в больших дебатирующих собраниях, равенство звания перед судом и одинаковая для всех свобода личности,- это не могло уцелеть в обществе, сложившемся по рангам опеки и подчинения. Политический порядок, нормальный для этого общества, направлялся как бы неизбежно к уничтожению автономных, демократических форм, и уже короткая диктатура Помпея в 52г. Показала, напр., как мало остаётся от независимости судей, «охраняемых» верховной властью. Полотенца бумажные 1 слойные в рулоне vannajainfo.ru.

Но совершенно так же, как широкая политическая жизнь не вводится сразу одним почерком пера, подписавшего манифест свободы, так точно и обратно, старинная республиканская традиция всей жизни не вычеркивается двумя-тремя декретами новой власти. Остаются обычаи, понятия, привычки, которые не легко выкинуть и которым должны подчиняться свои властители. Они не могут, в конце концов, уйти от привычного контроля общества. Отказаться от всякой отчётности перед ним. Как магнат должен обращаться за советом и одобрением к клиентам, бывши независимыми людям, в своё время составлявшим автономные общины равных., так и главных принципс не может закрываться от массы народа. Помня, что это та самая масса, которая по выражению Макра, прежде выбирала только старост, а не владык. Он должен сохранить за ней право коллективных петиций и жалоб, он обязан публично защищать и объяснять свои действия и распоряжения. Как красноречиво свидетельствует известный ораторский застывший, совсем не повелительный, жест императорских статуй. Он не может превратить в канцелярские отделения и исполнительные чин представителей старого служилого класса. Из среды, которых он вышел сам, хотя он и вынужден искать в нём опоры; он не может уйти из их парламента. Стать вне старинной коллегии.

А главное: нельзя истребить старинное почтенное имя Республики, нельзя властителю называться царём. И это вовсе не смешная претензия фактически пригнетённых людей. Те новоевропейцы, которые смеялись над республиканской традицией, сохраняющейся в школе, суде и литературе императорского периода, показали этим только, что сами не избавились от некоторых феодально-крепостнических привычек и идей средневековья.

Соответствием к царю, тех или dominus, ведь было по понятиям тогдашнего римского гражданина - servus, подданными, т.е. рабами. А не гражданами были в его глазах обыватели восточных деспотий. Не надо забывать, что «римское гражданство» заключало в себе не только материальные выгоды, но и моральное достоинство, в свою очередь закреплённое республиканской традицией: оно, между прочим, означало свободу от телесного наказания, а властям ставило преграду к смертной казни. Наивная политическая вера в Риме утверждала, что был «народолюбец» Валерий, раз навсегда закрепивший неприкосновенность личности римского гражданина, предоставив осуждённым на смерть обращаться к народу за амнистией. Хорошо известны были также старые законы трёх Порциев, воспрещавшие пытки. Истязания и вообще телесные наказания по отношению к римским гражданам.

Пять веков республиканской жизни налагали на вновь образующийся режим известные ограничения. Эти ограничения ясно потом выступают в строе Августовской эпохи; но они обозначались уже в Помпеевском принципате. В промежутке стоит катастрофа колоссальных междоусобных воин 40-х годов, которые отклонили на некоторое время установление принципата. И хотя всем было ясно, что борьба идёт лишь за высшую власть, война эта стала закономерным итогом республиканского правления.

Они были только разрушительным течением, которое вышло от элементов, выросших в колониальных войнах. Их вождём и главным выразителем и был Цезарь. В своём торжестве над гражданским обществом они занесли в Италию чуждую ей политико-религиозную черту в виде восточного «царства» с его апофеозом. Но в смысле социальных отношений они не дали ничего нового: императоры совершали экспроприации в пользу армии и выдавали лены на счёт местного населения; оно ответило им на это жестокой реакцией, что заставило младшего Цезаря, несмотря на то, что он был вознесён теми же разбушевавшимися военными элементами, пойти на компромисс со старой Италией и вернуться на политические пути более осторожного предшественника, опрокинутого старшим Цезарем.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9