Внутренняя и внешняя политика в царствование Павла I
Страница 2

Государственные доходы, если иметь в виду только абсолютные цифровые данные, как будто возросли. Бюджет с 30 млн.руб. поднялся к концу правления Екатерины до 70 млн. Но этот подъём, в отличии от Ключевского и многих других историков, Н.Д.Чечулин объясняет не обогащением государства и повышением благосостояния населения, а простым увеличением количества налогоплательщиков, благодаря присоединению новых территорий и росту населения с одной стороны, и повышением налогов, с другой стороны. Кроме того, отрицательной стороной Екатерининского царствования были хронические дефициты. Для покрытия их впервые стали прибегать к систематическим займам, как внутренним, так и внешним. В результате появился довольно солидный долг около 200 млн. рублей, почти равный трём годовым бюджетам. Таким образом, на последующие поколения была взвалена тяжесть, которая требовала, кроме погашения долга, еще уплаты процентов. Хуже всего было то, что займы постоянно растрачивались, а дефициты оставались. Расходы превышали доходы, требуя все новых и новых задолжностей и повышения налогов. Екатерина оставила своему преемнику огромный долг и постоянный дефицит государственного бюджета. https://посугробам.рус прокат снегохода.

Несколько лучше обстояли дела в промышленности. Созданная Петром I фабрично-заводская отрасль поднялась на значительную высоту. Как выгодная хозяйственная операция, сулящая крупные доходы, она привлекла к себе внимание дворян, которые и заполнили собой во второй половине 18 века ряды фабрикантов и заводчиков, вытеснив в значительной мере прежнее купечество. Количество фабрик сильно возросло, и если в момент вступления на престол Екатерины II в России насчитывалось 984 фабрики и заводов (не считая горных), то в 1796 году их было 3161. Правда, некоторая часть этих фабрик была приобретена благодаря присоединению Польши, где было много своих предприятий. Этот подъем фабрично-заводской промышленности оживил и мелкое кустарное производство, т.к. в 18 веке, по словам Туган-Барановского, "фабрика и кустарная изба мирно уживались друг с другом, почти не конкурируя между собой, причем фабрика являлась технической школой для кустаря". Успехи и той и другой промышленности отчасти объясняются тем, что правительство Екатерины, как под влиянием физиократов, так и по настоянию дворянства, ослабило прежнюю систему чрезмерного покровительства и правительственной опеки по отношению к фабрикам. Правительство пыталось рядом мер освободить промышленность и внутреннюю торговлю от монополий и стеснений и, вместе с тем, поощрить мелкую крестьянскую промышленность, которой была предоставлена полная свобода, согласно манифесту 17 марта 1775 года и жалованным грамотам 1785 г. Только к концу царствования Екатерины несколько усилилась прежняя покровительственная система по отношению к фабрикам, а тариф 1793 года ограждал отечественную промышленность от иностранной конкуренции.

В отношении торговли вторая половина 18 века несла за собой значительные колебания. Русское правительство в силу требований внутренней экономической политики и дипломатических соображений переходило то от запретительной системы к определенно выраженной свободной торговле, то снова возвращалось к идеям меркантилизма, восстанавливая покровительство над отечественной торговлей и повышая тарифы. Характерным показателем того, как дипломатические отношения влияли на торговлю и тариф, служит манифест 8 апреля 1793 года, в котором запрещался вывоз из России во Францию всех русских товаров и ввоз в страну любой французской продукции. Правда, при издании этого манифеста определенную роль играли и соображения экономические. Правительство надеялось таким путем поддержать пошатнувшийся баланс, складывающийся не в пользу России, но политические мотивы сказались, конечно, в большей степени. Екатерина II относилась с раздражением к Французской революции и приведенными экономическими мерами хотела довести Францию до банкротства. По словам Н.Д.Чечулина, запрет 1793 года был "первым в нашей истории 18 века случаем, когда политические соображения повлияли непосредственно на постановления о заграничной торговле". Конец царствования Екатерины был временем возвращения к запретительным мерам, правда, в довольно умеренной форме. Если говорить в целом о развитии страны в конце 18 столетия, то можно отметить, что стремительное развитие производительных сил в начале века, достигнутое путём уменьшения прав и свобод русского народа (прежде всего, крепостного крестьянства) стало медленно затихать. На уровень европейских держав Россия так и не поднялась, оставаясь целиком аграрной страной со слабо развитыми внутренними экономическими связями. Безусловно, появилась необходимость преобразований и, прежде всего, это касалось положения крестьян. Крепостное право в том виде, в котором оно установилось в результате реформ монархов от Петра I до Екатерины II, было настоящим бичом российской экономики.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27