Аграрный вопрос в России XIX начале XX века
Страница 13

В тексте декрета сказано, что вопрос о земле во всем его объеме, , а так же вопросы о выкупах могут быть разрешены только всенародным Учредитель­ным собранием, а положения декрета являются как бы напутствием, т.е. как лучше, как должно быть. Государство брало на себя обязанность организовать пересе­ление и покрыть расходы, связанные с ним, а так же расходы по снаб­жению ин­вентарем. https://kobas.ru сервис и техническое обслуживание бассейнов.

Декрет завершается положением о том, что этот документ носит лишь вре­менный характер. Он будет проводиться в жизнь вплоть до созыва Учреди­тель­ного собрания.

По декрету крестьяне России получали бесплатно свыше 150 млн. десятин земли, освобождались от уплаты 700 млн. рублей золотом ежегодно за аренду земли и от долгов за землю, достигших к этому времени 3 млрд. рублей.

На самом же деле, земля переходила в государственную собственность, то есть национализировалась. Насильственными методами отнимали земли у по­мещиков, грабили поместья. Но все же уравнительного перераспределения нельзя было достигнуть. Фактически крестьянство было обмануто.

Основной чертой хозяйственного строя, созданного коммунистической по­литикой до 1921 года, была национализация продуктов крестьянских хозяйств. С помощью вооруженных продовольственных отрядов и комитетов у крестьян отбирались все "излишки", убивая у крестьян охоту сеять и выращивать более того, что нужно собственной семье. По мере того как воздвигалось здание этой системы хозяйства, производственные силы России падали все более и более.

Глубочайший кризис охватил все стороны общественной жизни, промыш­ленность, сельское хозяйство. Сократились посевные площади, понизились урожаи. Рвались традиционные связи между городом и деревней. Росло сопро­тивление крестьян продразверстке. Однако осознание большинством руково­ди­телей страны глубины кризиса еще не наступил. Для этого потребовались вос­стания крестьян и восстание военных матросов в Крондштате. В. И. Ленин по­нял пагубность коммунистической поли тики, и на съезде в марте 1921 года вы­ступил с предложением отказаться от нее и перейти к новой экономической по­литике.

Он признал на этом съезде, что к перемене политики его толкает основное экономическое соображение - "увеличить количество продуктов. Мы нахо­димся в условии такого обнищания, разорения, переутомления и истощения главных производственных сил рабочих и крестьян, что этому основному со­ображению - во что бы то ни стало увеличить количество продуктов - прихо­дится на время подчинить все. " В. И. Ленин также признал, что крестьянство недовольно су­ществующей формой отношений, и дальше оно так существо­вать не будет.

Заключение

В абсолютистской монархии - как и любой другой тоталитарной системе- очень сложно проводить реформы: старый режим, защищая себя, не позволяет сформироваться силам, заинтересованным в реформах. Он все подавляет. Именно поэтому движущей силой может стать только сам режим, вернее та его часть, ко­торая решилась на реформы. Меры, которые предпринял Столы­пин в ходе своих реформ были половинчатыми. Он хотел осуществить реорга­низацию вне демо­кратическим путем. Вопреки ему Струве писал: « Именно его аграрная политика состоит в кричащем противоречии с его остальной по­литикой. Он изменяет эко­номический фундамент страны, то время как вся ос­тальная политика стремится сохранить в возможно большей неприкосновен­ности политическую "надстройку" и лишь слегка украшает ее фасад».

Итак, реформа с самого начала была ослаблена тем, что ее вело не первое лицо пирамиды власти. Но эта реформа еще более ослабла, поскольку у нее не было и достаточной поддержки в обществе. Столыпин во многом переоце­нил ак­тивность той части крестьян, которая хотела разбогатеть. Богатые кре­стьяне еще не стали в селе самостоятельной силой. Соответственно, они не смогли стать опо­рой столыпинской реформы. В перспективе, конечно, слой самостоятельных кре­стьян-фермеров стал бы мощным фактором политической жизни России. Но это в перспективе. А в начале все зависит от активности ее инициаторов. Однако дли­тельным начатое сверху быть не может- успех ре­форм зависит от быстрого фор­мирования их социальной базы. Столыпин так и не сумел найти способ, который позволил бы силам бюрократии в ходе аграр­ной реформы опереться на актив­ность крестьянства. Оно, к сожалению, оста­валось лишь материалом, который реформировали. Лишенная социальной опоры, столыпинская реформа оставалась комплексом административных мер. А в политической жизни страны по-преж­нему действовали силы, выступав­шие против реформы - и справа, и слева. В этой социальной и политической изоляции состоит, кстати, главное отличие реформы 1906 г. от реформы 1861 г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14