Дивизия Ваффен СС Викинг. Причины возникновения и история формирования
Страница 5

8. Когда вермахт 22 июня 1941 го­да перешел германо-советскую гра­ницу, в многонациональном «содру­жестве народов», которое коммуни­стическое руководство на протяже­нии 24 предыдущих лет пыталось спаять стальными узами «единствен­но верного учения», сразу же стали появляться глубокие трещины. Побе­ды вермахта над Красной армией пробудили во многих «братских на­родах» СССР воспоминания о своей прежней независимости и надежды на ее восстановление. Поэтому не­мецкие войска нередко встречали в 1941 году с хлебом-солью и креста­ми, как освободителей (причем не только в Прибалтике, казачьих об­ластях и на Украине). Десятки и сотни тысяч представителей разных наро­дов Советского Союза добровольно сражались на немецкой стороне про­тив Красной армии. Одни из них при этом надеялись добиться националь­ной автономии, другие — нет, но все были едины в желании свергнуть с немецкой помощью безбожное ком­мунистическое иго. https://farandole-dance.ru цена на накаблучники для танцевальной обуви оптом.

9. Хотя устами Гитлера и его бли­жайшего окружения за все годы вой­ны так и не было высказано четко сформулированных планов послево­енного устройства Европы («нового порядка»), в различных ведомствах рейха (в том числе и в Главном управ­лении СС) разрабатывались соот­ветствующие проекты. Наибольшим распространением среди эсэсовских функционеров пользовалось пред­ставление о создании «Великогерманской державы», простирающей­ся «от Шпицбергена до Альп». При этом не существовало однозначных представлений о месте, предназна­ченном в этой державе ненемецким и, если смотреть еще шире, негер­манским народам — например, фран­цузам или народам стран, связанных с Третьим рейхом военным союзом, — Финляндии, Венгрии, Румынии, Сло­вакии — и Болгарии (входившей в Трехсторонний пакт). Народы, же­лавшие играть какую-либо роль в этой будущей Великогерманской держа­ве, стремились улучшить свое буду­щее положение путем усиленного со­трудничества с Германией и военной помощи вермахту и Ваффен СС. Они полагали, что их вклад в защиту об­щеевропейских ценностей будет оценен по достоинству. Во Франции, где существовало сразу несколько конкурирующих между собой фаши­стских партий и движений, многие с непониманием относились к выжида­тельной позиции, занятой «вишистским» правительством маршала Петена. Они обвиняли Петена в том, что его сдержанность в поддержке воен­ных усилий Третьего рейха приведет к ухудшению отношений с победонос­ной Германией после войны. Тем ин­тенсивнее эти люди стремились до­биться, на пути усиленного коллабора­ционизма, благосклонности Гитлера и его окружения.

10. Поскольку Германская импе­рия в будущем должна была превратиться в автаркию (то есть державу, абсолютно независимую в экономи­ческом отношении от внешнего ми­ра), и в то же время не обладала за­пасами полезных ископаемых (кроме калия и угля), странам, богатым по­лезными ископаемыми, предостав­лялся шанс «довести до ума» властей Третьего рейха свою важность для Германии в экономическом отноше­нии и подтвердить ее на деле реальными поставками сырья. Еще до на­чала Второй мировой эти страны (в первую очередь — балканские го­сударства, но также Финляндия и Швеция), в соответствии с законами Новой системы, разработанными пре­зидентом Германского имперского банка Ялмаром Шахтом, поставили свою экономику в полную зависи­мость от Германии. Они получали от рейха, по правилам клиринговой тор­говли, столько же, сколько сами по­ставили Германии. Постоянный рост германских требований в ходе войны со временем привел к опустошению сырьевых запасов этих стран. Одна­ко зависимость экономики Третьего рейха от поставок сырья из этих стран была, в их глазах, наглядным свиде­тельством зависимости от них самого Третьего рейха. Это давало политиче­ским деятелям стран — поставщиков сырья надежду на использование эко­номической зависимости Германии от их поставок на благо своих наций в рамках будущей «новой Европы».

11. По условиям Версальского до­говора Германия лишилась всех своих колоний. Последние были, в соот­ветствии с мандатом Лиги Наций, переданы «в управление» странам-победительницам. Таким образом, эти страны (в первую очередь — Франция и Великобритания) расширили свои колониальные владения. С началом Второй мировой войны широкие слои населения этих колоний (в особенно­сти — национальная интеллигенция) стали связывать с ожидаемой ими победой Германии освобождение от пут британского или французского колониализма. Все попытки этих на­родов собственными силами освобо­диться от колониальной зависимо­сти во время войны оказались без­успешными. Страны Оси не смогли оказать им эффективной помощи. На­родное восстание в Ираке было по­давлено английскими войсками. При­зывы Великого муфтия Иерусалим­ского Амина аль-Хусейни к арабам и Субхаса Чандры Боса к индийцам восстать против английских коло­ниалистов также не вызвали антико­лониальных революций. Однако они в немалой степени способствовали началу процесса деколониализации в связи с ослаблением колониальных держав в ходе Второй мировой войны. Обергруппенфюрер СС (генерал) Феликс Штейнер, первый командир дивизии Ваффен СС Викинг, писал в своих военных мемуарах «Добровольцы: идея и жертвенный путь», что «все эти психологические фак­торы в сочетании с озабоченностью судьбами своих стран после войны побудили часть молодежи (покоренных стран) при­нять решение о вступлении добро­вольцами в германский вермахт». О самих добровольцах СС он писал: «На них произвели огромное впечат­ление безупречная дисциплина гер­манских войск, что привело их к вы­водам, немаловажным для немцев»1. В ходе послевоенных Нюрнбергских процессов бывший эсэсовец Бриль (имевший до войны чин рядового), служивший в 1 -й танковой диви­зии СС Лейбштандарт Адольфа Гит­лера, а затем в Эргенцунгсамт — управлении, занимавшемся пополнением рядов Ваффен СС за счет мо­лодых добровольцев, подчеркивал: «На моем призывном пункте мне приходилось разбирать тысячи заяв­лений добровольцев на вступление в Ваффен СС. Могу со всей ответст­венностью заявить, что, по крайней мере, до 1939 года основной причи­ной к вступлению в ряды СС было восторженное отношение молодежи к СС, желание принадлежать к отбор­ному отряду нации. Молодые при­зывники стремились проходить во­енную службу в современном, чис­том, элитном формировании»2.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14