Героическая оборона Ленинграда, героизм ленинградцев
Страница 7

Как мы уже видели, первое снижение продовольственных норм было проведено 2 сентября; второе — 10 сентября, тре­тье — 1 октября, четвертое — 13 ноября, пятое, самое большое за все время,— 20 ноября. Уже после четвертого снижения люди начали умирать от голода. Помимо нехватки продоволь­ствия, в Ленинграде также катастрофически не хватало топ­лива. К концу сентября все запасы нефти и угля фактически кончились. Оставалось только рубить лес, какой еще сохра­нился на блокированной территории. https://катализатор-ростов.рф прием скупка катализаторов. Прием бу катализаторов.

8 октября Ленгорисполком и облисполком вынесли реше­ние начать заготовку дров в Парголовском и Всеволожском рай­онах», к северу от города. Отряды состояли из неопытных женщин и подростков. В назначенные пункты они прибыли без инструментов, без спецодежды, общежитий там не имелось, не было транспорта. Лесозаготовки оказались под угрозой срыва.

К 24 октября план заготовки дров был выполнен . на 1%. Из одного района на работу вышло «всего 216 человек вместо 800», как было первоначально намечено. В этих условиях «во Всеволожский и Парголовский районы срочно отправилось 2 тыс. комсомольцев, преимущественно девушек без теплой спецодежды и обуви, часто в туфельках и легких пальто; ленин­градские комсомолки перенося холод и голод» совершали тем не менее чудеса. Так, «комсомолки Смольнинского района . при 40-градусном морозе . проложили узкоколейную линию из чащи леса до железнодорожной станции. Комсомолки строили для себя бараки, оборудовали печи» и, таким образом, доста­вили в Ленинград значительное количество дров.

Заготовка дров немного облегчила положение с топливом в Ленинграде, но отнюдь не разрешила проблему. К концу ок­тября количество электроэнергии, которую получал город, составляло лишь незначительную часть того, что он получал раньше. Пользоваться электрическим освещением было запре­щено всюду, кроме зданий Главного штаба, Смольного, поме­щений районных комитетов партии, станций противовоздушной обороны и некоторых других учреждений. Жилые дома, а также большинство учреждений были вынуждены обходиться долгие зимние ночи без электричества. Центральное отопление в квар­тирах, учреждениях и домах не действовало, а на промышлен­ных предприятиях вместо него были установлены дровяные печи — времянки. Из-за отсутствия электроэнергии большин­ство заводов пришлось остановить или использовать для при­ведения машин в действие самые примитивные средства, вроде велосипедных передач. В октябре число трамваев значительно сократилось, а в ноябре они перестали ходить вообще. Отсут­ствие еды, света, отопления и, кроме всего этого, налеты немец­кой авиации и непрерывные артиллерийские обстрелы — такова была жизнь в Ленинграде зимой 1941/42 г.

К 16 ноября Ленинград вступил в новую фазу своего тяже­лого испытания. Теперь город мог снабжаться только по воз­духу. Хотя битва под Москвой была в самом разгаре, Государ­ственный Комитет Обороны передал Ленинграду несколько транспортных самолетов и истребителей для переброски сюда продовольствия из Новой Ладоги. Когда немцы начали бомбить Новоладожский аэродром, две трети продовольственных грузов пришлось перебрасывать в Ленинград с аэродромов, находив­шихся в более отдаленных районах страны. К тому же летавшие над озером транспортные самолеты подвергались непрерывным атакам немецкой авиации, и несколько самолетов было сбито. Из-за того, что грузоподъемность самолетов была очень ограни­ченной, этим тяжелым и дорогостоящим способом можно было доставлять в Ленинград только прессованное .мясо и другие концентраты. Конечно, «воздушный мост» с такой малой про­пускной способностью не мог разрешить проблему питания почти трех миллионов человек.

Ко всему этому прибавилось дальнейшее ухудшение военной обстановки. В начале ноября немцы попытались захватить весь южный берег Ладожского озера, включая железнодорожный узел Волхов. Войскам генерала Федюнинского едва удалось остановить немцев на подступах к Волхову, однако восточнее немцы сумели перерезать железнодорожную магистраль Ленин­град — Вологда, и 9 ноября они захватили Тихвин. Потеря Тихвина представляла для Ленинграда непосредственную угрозу. Небольшие партии продовольствия все еще можно было с огромным трудом доставлять по воздуху, доставка более круп­ных партий по Ладожскому озеру — даже тогда, когда оно покрылось толстым слоем льда,— стала почти невозможной. Продовольственные базы в Волхове и Новой Ладоге вышли из строя после того, как немцы перерезали железную дорогу к востоку от этих пунктов. Теперь основным выгрузочным пунк­том стала маленькая станция Заборье, расположенная в глухом лесном краю в 160 км к востоку от Волхова и в ста километрах восточнее Тихвина. Только безвыходность положения могла заставить Военный совет Ленинграда отдать приказ о строи­тельстве по старым лесным тропинкам и через непроходимый лес «автострады» длиной более трехсот километров, делавшей широкую петлю между Заборьем и Новой Ладогой. В начале зимы на строительство этой «автострады» были мобилизованы солдаты и крестьяне, и 6 декабря оно было фактически закон­чено. Район был почти безлюдным, и, как пишет Павлов, на значительном протяжении дорога была настолько узка, что встречные машины не могли разъехаться, к тому же глубокий снег, крутые подъемы и спуски по незнакомой для водителей дороге приводили к частым авариям и остановкам.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11