Героическая оборона Ленинграда, героизм ленинградцев
Страница 9

К 17 ноября толщина льда составляла всего 10 см, но к 20 ноября, когда в Ленинграде были введены самые низкие за всю блокаду продуктовые нормы, слой льда достиг уже 18 см. По льду пустили сани, запряженные лошадьми, но лошади были так истощены от недоедания, что многие валились на лед и око­левали. Возчики получили указания разрубать павших лошадей и сдавать в Ленинград на мясо. И наконец, 22 ноября по льду рискнули пустить первые автомобили. Сначала двухтонные гру­зовики могли брать лишь небольшое количество груза, и все равно несколько машин провалилось. На следующий день к гру­зовикам стали привязывать сани и на них раскладывать основ­ную часть груза, чтобы давление на лед распределялось более равномерно. Между 23 ноября и 1 декабря по льду всякими способами удалось перевезти всего 800 г муки, но при этом потери составили около сорока грузовиков; некоторые из них проваливались под лед, часто вместе с водителями. https://tophochu.ru наличие тегов Лучшие студии наращивания ресниц.

Несмотря на то, что в конце декабря положение с доставкой продовольствия в Ленинград продолжало оставаться более чем ненадежным, Военный совет решил с 25 декабря немного уве­личить нормы выдачи хлеба. Хотя этой меры было недостаточно для того, чтобы снизить смертность, однако она оказала серь­езное влияние на моральное состояние населения.

Всего за период с 8 сентября — начала блокады — по 1 ян­варя Ленинград получил около 45 тыс. г продовольствия.

Учитывая, что в Ленинграде все еще оставалось около двух с половиной миллионов человек, это, конечно, было чрезвычайно мало. Печальнее всего было то, что так мало продуктов удалось доставить к 1 января по льду. Правда, следует отметить, что, кроме продовольствия, в Ленинград за этот период бы­ло завезено также некоторое количество боеприпасов и бензина.

В целом нельзя сказать, что ледовый путь в декабре и в январе работал удовлетворительно; в начале января Жданов выразил крайнее недовольство создавшимся положением. Дело осложнялось еще изношенностью небольшой железной дороги (старой пригородной ветки, построенной задолго до революции) между Осиновцем и Ленинградом. На этой дороге не было даже водонапорных башен, и воду на паровозы нужно было подавать вручную; кроме того, приходилось рубить тут же на месте де­ревья, чтобы снабжать паровозы сырым и очень плохим топ­ливом. Дорога, по которой всегда проходило не больше одного поезда в день, должна была теперь ежедневно пропускать по 6—7 больших товарных составов. Полумертвые от голода же­лезнодорожники работали в чудовищно трудных условиях.

В СССР также крайне не хватало упаковочных материалов, в результате чего значительная часть доставлявшихся в Ленин­град продуктов гибла. Фактически ледовый путь через Ладож­ское озеро начал работать как часы только в конце января или даже с 10 февраля 1942 г. (когда было закончено строительство железнодорожной ветки Войбокало — Кабона), после его серьез­ной реорганизации. К этому времени по льду было проложено несколько широких автомобильных дорог, и теперь сотни гру­зовиков могли доставлять в Ленинград продовольствие и выво­зить из города тысячи его жителей, многие из которых были на грани голодной смерти. Немцы делали все возможное, чтобы помешать как строительству железнодорожного пути к Кабону, так и движению на самих ледовых дорогах. Они подвергали эти дороги бомбежкам с воздуха и артиллерийским обстрелам, однако советские истребители прикрывали их, насколько было возможно. Вдоль дорог были расставлены регулировщики движения, в обязанности которых входило также сооружение небольших мостков через полыньи и трещины от немецких бомб. снарядов на льду озера.

К 24 января 1942 г. продовольственное снабжение Ленин­града значительно улучшилось, что позволило вторично повы­сить хлебные нормы: рабочие стали теперь получать по 400 г хлеба в день, служащие — по 300 г, иждивенцы и дети — по 200 г, солдаты на передовой — по 600 г. 11 февраля нормы.были увеличены в третий раз.

Теперь, когда численность населения города так сильно сократилась — сначала в результате голода, а затем вследствие эвакуации,— задача прокормить Ленинград перестала быть не­разрешимой. И действительно, после марта 1942 г., чтобы как-то возместить ленинградцам то, что пришлось им выстрадать, нормы выдачи продуктов в Ленинграде были установлены выше, чем в остальных городах страны; были организованы также специальные столовые усиленного питания, особенно для рабо­чих, здоровье которых было в плохом состоянии. Тем не менее зимняя голодовка сказалась на очень многих людях. В летние месяцы 1942 г. значительная часть рабочих не могла работать из-за тяжелых заболеваний.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11