Проблемы формирования национальной системы делопроизводства в конце XVII – начале XVIII вв.
Страница 5

В России, в отличие от основных западноевропейских стран, почти не было крупных промышленных предприятий, способных обеспечить страну оружием, тканями, сельскохозяйственными орудиями. Она не имела выхода к морям - ни к Черному, ни к Балтийскому, через которые могла бы развивать внешнюю торговлю. Не имела поэтому Россия и собственного военного флота, который охранял бы ее рубежи. Сухопутная армия строилась по устаревшим принципам и состояла главным образом из дворянского ополчения. Дворяне неохотно покидали свои поместья для военных походов, их вооружение и военная выучка отставали от передовых европейских армий. Подробное описание чехол для бас гитары купить у нас.

Внешняя торговля в то время либо шла через соседние страны, оказываясь под контролем Швеции и Польши, либо велась по Белому морю и Ледовитому океану, вокруг Северной Европы, путем трудным, далеким, опасным для тогдашних небольших парусных кораблей. Едва ли нужно упоминать, что и те немногочисленные суда, которые приходили в северные порты России, были судами иностранными, так как собственного торгового флота у России не было.[2]

Отчетливо представив себе международное положение России к концу XVII века, можно по достоинству оценить то новое, что появилось в ходе последующего развития событий, развития производительных сил страны, ее экономики, связанных в первую очередь с реформами Петра I.

1.2. Модернизация государственного аппарата конца XVII- начала XVIII века

Происходили изменения и в политической жизни — в России шел процесс формирования неограниченной монархии. Один из важнейших признаков этого процесса состоял в отмирании Зем­ских соборов. Прекращение практики их созыва означало, что царь больше не нуждался в одобрении или, напротив, в неодоб­рении своих действий — он приобрел достаточную независи­мость.

Другим признаком формирования неограниченной власти являлось изменение состава Боярской думы.

На протяжении всего XVII века сохраняется значение боярской Думы как высшего совета при царе. Функции Думы не были четко определены, основывались на обычном праве, традиции и опре­делялись формулой «государь сказал, и бояре приговорили». К ее компетенции относились вопросы внутренней и внешней по­литики, суда и администрации. Отдельные самостоятельные ука­зы царя, как правило, объясняются необходимостью оперативно­го решения какого-либо вопроса или его относительной незначи­тельностью, а боярские приговоры без указа царя — соответству­ющим поручением или междуцарствием.

Статус боярской Думы сохранялся неизменным, но ее фак­тическая роль в управлении государством менялась. Оставаясь аристократическим органом, Дума постоянно увеличивала свой состав за счет низших чинов — думных дворян и думных дьяков, корпус которых формировался на основе не принципа родовито­сти, а по личным служебным заслугам. Из состава боярской Думы стала выделяться «ближняя дума» из особо доверенных лиц царя (в том числе не имеющих думского чина), с которыми он предва­рительно обсуждал и принимал решения по вопросам государ­ственного управления.[3]

Следует подчеркнуть особо, что активность думных структур к концу XVII века не падала, как не падало и значение думного чина, хотя оно и трансфор­мировалось в условиях отмены местничества и борьбы полити­ческих группировок за власть. Не снижалось и участие думных чинов — этой традиционной властной элиты — в государст­венном управлении. Однако постепенно менялся характер дея­тельности Думы. Сокращалось ее значение как высшего зако­нодательного органа, и расширялись непосредственно управленческо- исполнительные функции. Это выражалось, в частно­сти, в численном росте ее членов. Если в первой половине XVII века численность Боярской думы не превышала 40 чело­век, то в конце 1660-х годов состав Думы возрос до 67 человек, достигнув к концу века более 150 человек. В составе Думы к концу века заметно возросла доля низших думных чинов (до 30%). Обычно этот известный факт интерпретируется как по­казатель «демократизации» и бюрократизации Думы и при этом меньше обращается внимания на сохранение аристократи­ческой группой (бояре и окольничьих) численного преобладания в составе думных чинов и в конце XVII века. Причем среди этой группы по-прежнему лидировали княжеские и боярские фами­лии. Выводы новейших исследований не согласуются с выска­занным ранее в историографии мнением о враждебности и оппо­зиционности боярской аристократии Петру I. Более половины думных чинов служили в высших и центральных учреждениях. Многие бояре входили в ближайшее окружение Петра I в 1690—1700 годах. Это не исключало примеры неповиновения и неприятия Петровских реформ среди бояр, в основном по личным мотивам, однако в целом традиционная чиновная элита составила одну из основных социальных сил преобразований петровского времени.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48