Проблемы формирования национальной системы делопроизводства в конце XVII – начале XVIII вв.
Страница 9

Борьба это началась непосредственно после смерти Петра Великого.[8]

В XVII веке органами центрального управления являлись приказы. Приказная система управления достигла в XVII веке наивысшего развития, охватив все звенья государственного и церковного аппарата: от цен­тральных московских приказов до копировавших их структуру и делопроизводство воеводских приказных или, как их часто называли в официальных документах, «съезжих изб» в горо­дах. Приказной системе в целом были присущи специфические черты, характеризующие ее как тра­диционную систему организации управления. Она была обыч­на для общества с незавершенной государственно - политиче­ской централизацией, дробностью социальной структуры. От­личительными особенностями этой системы было отсутствие четкого определения и разграничения ведомственных функций учреждений, соединение в них ведомственных принципов в управлении с административно-территориальными, админист­ративных функций с судебными и финансовыми. Отношения между приказами были сложными и запутанными и определя­лись служебно - местнической «честью» и личными деловыми качествами возглавлявших их судей, а не служебно-иерархическим статусом учреждений. Назначение приказных судей осу­ществлялось на основе местнического принципа, что обуслов­ливало отсутствие стабильного профессионального состава уч­реждения. Не было и четких правил их функционирования. Характерной чертой было также «столбцовое» делопроизвод­ство (столбец — узкий лист бумаги, столбцы по мере запол­нения склеивались по нижнему краю и сворачивались в свиток длиною в несколько метров. Место склейки столбцов скрепля­лось подписью дьяка). Отмеченные особенности приказной организации управле­ния мешали оперативно вести важные государственные дела и создавали благоприятные условия для служебного про­извола и коррупции со стороны приказных людей, «волоче­ния» проходивших через их руки дел. В отдельных случаях разбор несложных судных дел затягивался на многие месяцы, и даже годы. Пресловутая «московская волокита» — это не про­сто медлительность и неповоротливость приказного аппарата при решении дел, а и возможность использования определенных приемов «волочения» в целях либо «корыстования» — вы­могания взяток, либо на «законных» основаниях «заволочивания» дела в интересах сильной стороны. Установка видеонаблюдения в ростове монтаж систем видеонаблюдения в ростове.

Приказы как центральное звено управления создавались на притяжении длительного времени, а не возникали как цельная система, базирующаяся на единых принципах. Наряду с постоянно действующими приказами (общегосударственной и областной компетенции) широкое распространение в XVII веке получили приказы, заведомо создаваемые как временные. По существу они являлись комиссиями-поручениями («приказа­ми» в собственном смысле) для выполнения определенных за­дач текущего управления, после решения которых они упразд­нялись или же сливались с другими приказами. Эти приказы — «комиссии» были хотя и временными, но вполне оформившимися учреждениями: указ об их создании определял не только главу и функции при­каза, но и его штат и бюджет. Свойственная им быстрота и оперативность деятельности позволяли правительству эффек­тивно решать важнейшие вопросы управления страной. Эти - временные приказы XVII века отли­чались от подобных приказов предыдущего столетия, но эти же черты сближали их с многочисленными и разнообразными комиссиями петровского времени.[9]

На протяжении XVII века общее число одновременно дейст­вующих приказов изменялось мало (в 1626 и в 1698 годах их было 36), поскольку наряду с возникновением новых приказов про­исходила их ликвидация или близкие по роду деятельности уч­реждения объединялись в одно. Некоторое увеличение числа приказов произошло в 1660—1670-х годах, когда их количество временно достигло 43. В эти же годы несколько возросло и число общегосударственных приказов: их стало 30 против 25 в 1626 году и 26 в конце столетия.

При неизменности в целом количественного состава приказ­ных учреждений разительные перемены к концу столетия про­изошли в численности управленческого аппарата и в его соста­ве. На протяжении всех десятилетий наблюдался неуклонный рост приказных штатов: в 1626 году — 623 человека, в 1646 году — 837 человек, в 1677 году — 1558 человек, в 1698 году — 2739 че­ловек. Он происходил за счет младших приказных чинов (по­дьячих), что отражало идущий процесс бюрократизации управления, усиление роли в нем сугубо канцелярской работы. В 90-х годах подьячие составляли почти 97% всех приказных людей. Значительно выросли штаты всех приказов. Если в 20-х годах XVII века в штате большинства приказов имелись один, реже два дьяка и не более 5—10 подьячих, а в крупнейших приказах (Поместном и Большого дворца) состояло 73 подьячих, то в конце 90-х годов число дьяков в крупных приказах возросло до 7—8, а подьячих стало более 400. Наиболее типичными в это время были приказы, в которых сидели от 30 до 100 подьячих. Эта группа приказных людей, обладавших большой мо­бильностью и широко использовавшихся правительством при комплектовании штата временных приказов, для выполнения различных заданий в городах, в полках и посольствах, охвати­ла своей деятельностью всю страну. В литературе (Н. Ф. Де­мидова) обращено внимание на то, что сформированная в по­следней четверти XVII века огромная армия московских подьячих послужила основой для организации государственного аппарата российского абсолютизма.[10]

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48